• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Как превратить идею в историю

В рамках рубрики «Писательская кухня» мы просим состоявшихся литераторов ответить на вопросы, которые больше всего волнуют начинающих писателей. Лучшие в своем деле расскажут, какие грабли следует обходить стороной, а какие шишки все-таки придется набить, если задались целью писать хорошие тексты.

Сегодня наша тема – сюжет. Как превратить идею в историю?


Как вы считаете, насколько важна первая строчка произведения?

Дмитрий Быков

Поэт, писатель, журналист



В стихах – очень важна. Половина успеха. Это еще Гумилев сказал, а он понимал в таких вещах. В прозе не так важна. Примерно четверть успеха. Вообще первую строчку лучше вычеркивать. Это еще Чехов сказал, а он понимал в таких вещах еще лучше Гумилева.

 

Майя Кучерская

Писатель, филолог, литературный критик

 


Бесконечно важна. Десятки и десятки начал пробую всякий раз, для больших текстов уж точно. С рассказами как-то проще. Может, потому что ответственность меньше – рассказы все равно сегодня никто не читает.
Марина Степнова

Писатель, сценарист

У автора ничтожно мало времени на то, чтобы затянуть читателя в свой мир. А поскольку большинство людей начинают читать книги все-таки с начала, а не с конца, первые несколько строк текста становятся особенно весомыми. Именно первые строчки заставляют нас читать дальше – или отложить книгу.
 

Людмила Улицкая

Писатель, сценарист

 
 


Важна. Но всегда можно начать со второй.

Есть множество подходов к созданию сюжета. Кто-то предпочитает оттолкнуться и плыть по течению, кто-то скрупулезно планирует маршрут или даже придумывает последнюю строчку произведения. Какой подход ближе Вам?
 

Дмитрий Быков

Поэт, писатель, журналист

 
Последнюю строчку я, как правило, знаю. Сюжет в процессе иногда трансформируется, но, в конце концов, оказывается, что я с самого начала так хотел, просто почему-либо боялся или сомневался. Но в сюжете всегда есть своя логика, которую я не изобретаю, а, как бы это сказать, вытаскиваю.   
Майя Кучерская

Писатель, филолог, литературный критик

 

Для меня важней понять, о чем я хочу рассказать. Историю падения, взросления, отношений. Замысел и диктует сюжет, ведет за собой меня и моих героев.

Марина Степнова

Писатель, сценарист

 

 

Я доверяю тексту совершенно и всегда с нетерпением жду момента, когда он начнет писать себя сам (правда, для этого приходится изрядно потрудиться). Так что сюжетные повороты в моих книжках - почти всегда дело рук героев, мой – только общий замысел, да и тот, признаться, меняется не раз. Несколько утешает, что я в хорошей компании. Помните знаменитое пушкинское: «Представь, какую штуку удрала со мной моя Татьяна! Она – замуж вышла. Этого я никак не ожидал от нее»? На самом деле фраза дошла до нас в пересказе Льва Толстого, который прибавил следом: «То же самое и я могу сказать про Анну Каренину. Вообще герои и героини мои делают иногда такие штуки, каких я не желал бы: они делают то, что должны делать в действительной жизни и как бывает в действительной жизни, а не то, что мне хочется».
Людмила Улицкая

Писатель, сценарист

 
Никакого течения… Я слишком недисциплинированный человек, чтобы позволить себе такое плавание.

Существует мнение, что «неожиданный» сюжетный поворот поразит читателя только в том случае, если он стал неожиданностью для самого автора. Согласны ли вы с этим?

 

Дмитрий Быков

Поэт, писатель, журналист

 
Нет, конечно. Это авторское кокетство – говорить, что герой удивил, что сюжет сам собой повернулся… Корректировки – да, бывают, но, как я уже сказал, обычно просто торжествует изначальный вариант сюжета, по каким-то причинам измененный. Иногда подлаживаешься под чужой вкус, а потом все равно делаешь, как хочешь.
Майя Кучерская

Писатель, филолог, литературный критик

 
Пожалуй. Но не думаю, что неожиданность сюжетных поворотов – самоцель. Сюжет должен течь сам собой, органично, слишком много неожиданностей может свидетельствовать, скорее, об искусственности его.
Марина Степнова

Писатель, сценарист

 
Мне кажется, ни один автор не может даже предположить, что именно поразит (или наоборот – приведет в негодование) его читателя. Мы пишем одну книгу, каждый читатель прочитывает – свою. В этом и чудо, и сложность, и радость писательской (да и читательской) работы. Так что не надо пытаться поразить гипотетического читателя, попробуйте лучше поразить себя самого.
Людмила Улицкая

Писатель, сценарист

 
Не знаю. Я не фокусник. Всякая неожиданность заложена в материале. Когда из пальца высасывают, это как раз и есть качество непрофессионала.

 

Денис Банников

Елена Прокопова