• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Рецензия на книгу Бориса Акунина «Русский в Англии: Самоучитель по беллетристике»

В конце 2021 года вышла и была представлена издательством «Альпина Паблишер» на крупной московской ярмарке «Non/fiction» новинка от живущего в Англии русского беллетриста (последние пять слов – это самохарактеристика писателя) Бориса Акунина.

Рецензия на книгу Бориса Акунина «Русский в Англии: Самоучитель по беллетристике»

https://alpinabook.ru/catalog/book-russkiy-v-anglii/

Книга, по посылу вписывающаяся в достаточно длинный ряд книг о том, как писать, созданных маститыми авторами: так, у Курта Воннегута есть книжка «Пожалейте читателя: как писать хорошо», Стивен Кинг прославился своей работой «Как писать книги», написанной после тяжелого перелома ноги лет двадцать назад, есть сборник о писательстве у Хэмингуэя, часто в журналистике цитируются писательские максимы Джорджа Оруэлла, и даже Урсула Ле Гуин и Харуки Мураками выпустили книжки о писательстве: «Парус для писателя от Урсулы Ле Гуин» и «Писатель как профессия». В русской прозе в этом интенциональном ряду научить писать или поговорить о своей профессии недавно оказалась книжка Дины Рубиной «Одинокий пишущий человек».

Книги такого рода, кажется, обречены на смесь автобиографии, элементов отеческого похлопывания по плечу и, если нам повезет, по-настоящему полезных советов о том, как писать лучше, вдумчивее и интереснее. Хорошо срабатывает здесь высокий процент искренности в рассказе о себе и снижение поучительного тона, и привлекает искренняя готовность делиться опытом своего мастерства: насколько велико желание активно работающих современных писателей это делать, еще вопрос (ведь конкуренцию никто не отменял). В этом жанре есть некоторая неловкость: мы жаждем откровений от мастера, но боимся разочароваться в идоле: вдруг он завязнет в скучных рассуждениях и потеряет наработанную своими же художественными текстами привлекательность.

Книга Акунина с первых строк присваивает себе еще одну жанровую принадлежность: «нечто вроде кулинарной книги». Писатель собирается дать нам серию мастер-классов, где сразу же будут представлены блюда, приготовить которые он попросит и нас: можно просто «слушать и кушать», а можно осмелеть и «попробовать свои собственные силы в гастрономическом искусстве». Сразу же дается и еще одно вводное: если выполним задания самоучителя, мы не должны претендовать на создание художественной литературы, а довольствоваться  «беллетристикой» – то есть, согласно авторской метафоре, мы научимся лишь «класть рельсы и потом ездить по ним из точки А в точку Б». Беллетристика должна радовать читателей, не заставлять их скучать и, по возможности, хорошо продаваться – создателем такого продукта и считает себя Акунин (неизвестно, присутствует ли здесь ложная скромность, или такая позиция искренна). Собственно, предстоящие задания и должны помочь читателю самому освоить ступеньки к хорошей беллетристике.

Так как писатель уже долгое время живет в Англии, он решил связать свой личный опыт пребывания в этой стране с желанием поделиться ремеслом беллетристики, и предлагает читателю задания, связанные с историями русских в Англии (от царей Ивана Грозного и Петра Первого до участницы тройственного союза с Огаревым и Герценым Натальи Тучковой и музы Герберта Уэллса и Максима Горького Марии Будберг). Каждая главка имеет писательское задание (характеристика персонажей, написание диалога, создание детективного сюжета и т.д.), к которому, кроме ироничных вступлений, предлагается любопытная публицистическая сводка о предлагаемом персонаже и событиях, за которой следует пример текста самого Акунина по только что предложенному читателям заданию. В книге много иллюстраций – как авторских, так и взятых из архивных и сетевых источников. Интересно вспомнить в связи с этим, что одна из предыдущих работ писателя – вышедшие в 2005 году «Кладбищенские истории», также иллюстрированные автором и идущие по сходному пути – в них чередуются рассказы публициста Чхартишвили и писателя Акунина о четырех известных кладбищах мира (среди которых и Хайгейтское в Лондоне). В этой книге автор решил повторить раз найденный формат, при этом сознательно повысив уровень интерактивности текста.

При работе над книгой автор стремился выполнить свой же, заявленный в начале книги принцип, а скорее, серию правил: писать о том, что нравится, писать так, чтобы это доставляло автору удовольствие и писать о том, что волнует (от личных фобий до симпатий). Читая книгу и желая найти полезные для собственного развития задания, мы узнаем новое об авторе и формируем определенную картину его познаний о русских в Великобритании. Хотя в книге можно почерпнуть интересные знания в этой сфере, в основном автором муссируются достаточно известные факты (например, история жизни Герцена и Огарева в Лондоне гораздо интереснее и детальнее изложена британским драматургом Томом Стоппардом в его монументальной трилогии «Берег Утопии»). В подаче исторических материалов (автор упоминает, что пишет «Историю российской империи» – не оттуда ли в виде отходов производства факты в этой) много скабрезности и нарочитой мелодраматичности, от чувства лубочности спасает лишь симпатия к заслуженному автору и знакомство с его стилем в предыдущих книгах.

Нельзя избавиться от ощущения, что литературные потуги читателя в целом автору абсолютно безразличны – задания даются очень общие, советы предлагаются в целом давно известные, искренности и настоящего разговора на «ты», который получился, например, у Кинга, не вышло. Акуниным в желании создать ощущение интерактивности и диалога выбирается слишком снисходительный к читателю тон, исходящий из представления о его, читательском, владении историей и литературой лишь на школьном уровне (цитируются в самоучителе, и достаточно обильно, только Гоголь, Пушкин, Грибоедов, Толстой, Достоевский, и иногда английская поэзия). При этом Акунин как-то беспомощно бравирует своей билингвальностью: чего стоит, например, слово «авуары» в значении финансовые активы или часто повторяющийся «реприманд», а «бумеры» и «шаржедафер» выглядят пижонством. Транскрипция же русских слов английскими буквами и распевание русских песен, записанных латиницей, кажутся элементом изощренной самодеятельности.

И хочется, и не получается избавиться от ощущения неловкости при чтении этой книги. То ли она, как книга Дины Рубиной, вышедшая в конце 2020 года, написана в эпоху первого ковидного карантина и потому появилась как плод английского сплина, то ли это попытка оправдать постепенное размывание чутья русского языка после жизни за границей (а именно такой страх, кажется, испытывает Акунин, не признаваясь в нем ни себе, ни нам) и найти свой дивный новый стиль в смешении французского с нижегородским. Получилось не очень. Если же это (чем черт не шутит) был лишь китч и сознательный стеб над современными учебниками по писательскому ремеслу, то об этом следовало бы читателя заранее уведомить. В итоге самым сильным послевкусием в этой книге, как мы помним, позиционирующей себя как кулинарная, остается чувство дискомфорта от снисходительного тона автора и вполне себе гоголевское удивление перед ее эклектичным нагромождением разностей и вкусностей: «Александр Македонский герой, но зачем же стулья ломать?». 


Юлия Савиковская