• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Электронные устройства: взгляд книгоиздателя и писателя

Рецензия на книгу «Читалка» 
Поль Фурнель
Синбад, 2014
Рецензия Евгения Чикризова


© «Синбад»

Рукописью последние лет двадцать, называется не текст, написанный от руки, а цифровой файл с текстом, который ещё не прошёл редакторской правки. Цифровые технологии прочно проникли в книгоиздание, и сегодня этот герметичный по своей сути мир вступил в эпоху изменений. Оно и понятно. Появление электронных технологий привело к трансформации социокультурных коммуникаций, и расстояние между автором произведения и читателем стремительно сократилось. Наглядный  пример – Борис Акунин, который активно интересуется мнением читателей на Фэйсбуке и в ЖЖ. Современный читатель получил возможность доступа к информации об интересующем его авторе или книге, он становится соавтором произведения и может даже попробовать себя в роли критика.

Чтение тоже изменилось. Сегодня этот процесс отличается  мобильностью и разнообразием носителей. Бумажная книга – больше не «монополист». Появились конкуренты: электронные ридеры, онлайн чтение, мобильные телефоны и даже сервисы печати книг собственного дизайна и собственного сочинения.

Хорошо это или плохо? Однозначного ответа нет. Это целый пласт вопросов, ответы на которые ещё только предстоит найти, и читателю, и автору, и книгоиздателю. Но однозначно одно: об этом стоит подумать.

Первыми откликнулись писатели и издатели. Каждый на свой манер, разумеется. Но интереснее всех свои мысли на сей счёт изложил Поль Фурнель. Французский прозаик, драматург, поэт и эссеист, занимавшийся издательской деятельностью, написал об этом роман с характерным названием «Читалка». На русский язык роман был переведён и опубликован в 2015 году издательством «Синдбад».  

Ещё в аннотации читателя предупреждают, что это роман о чтении и коротко объясняют, как работал этот механизм с 1452 года, когда Гуттенберг издал первую в мире книгу: «Текст и книга составляли единое целое. Опубликовать текст означало напечатать книгу, чтение текста подразумевало чтение книги, а приобрести текст можно было, лишь купив книгу».

Роман, как специально подчёркивает автор, написан в форме секстины – со строгим соблюдением размера «строф» (глав) и неукоснительным чередованием рифмующихся слов. Но это не единственное его достоинство. Читателю позволяют проникнуть на издательскую «кухню» и изнутри увидеть процесс превращения рукописи в книгу, узнать, как происходит отбор зерен из плевел и стать свидетелями того, как никому неизвестные авторы просыпаются знаменитыми.

Главный герой – ветеран издательского дела Робер Дюбуа, в силу обстоятельств, отходит от управления собственным издательством, но по-прежнему работает в нём главным редактором. Он совершенно не разбирается в маркетинге, но зато чётко знает, какие книги можно публиковать, а какие нельзя. У Дюбуа отлажен механизм работы с рукописями. Ничего необычного: бумага, красный карандаш, и набитый текстами портфель. И вот однажды владелец издательства дарит Дюбуа электронную книгу, способную вместить в себя горы рукописей, избавить от тяжёлого портфеля и помочь старому издателю идти в ногу со временем. Глядя на «гладкую, черную, холодную штуковину», Дюбуа понимает, что отныне его жизнь не будет прежней и постоянно размышляет над вопросом «Что станет с его профессией теперь, когда текст и бумага разделены?». Приручение читалки превращается в увлекательный процесс, но именно в нём отражена ключевая мысль романа – книги пишут по-новому, по-новому их стали читать и, если издателю не перестроиться, то можно остаться за бортом. Главный герой приручает читалку, но понимает, что ему в новом мире места нет, поэтому красному карандашу и портфелю не изменяет.

Роман Фурнеля – одна из первых попыток поразмышлять над изменившимися с приходом электронных устройств правилами игры. Но это взгляд на процесс со стороны книгоиздателя. А как выглядит ситуация, если посмотреть на неё глазами писателя? Как новые технологии влияют на процесс книгонаписания? Мешают ли они творческому акту или же, напротив, помогают? Оказалось, что писатели в этом вопросе – приверженцы привычки.

Стивен Кинг, к примеру, считает, что работа за компьютером не идёт на пользу его произведениям и мешает погрузиться в атмосферу создаваемого мира. Любимый инструмент Стивена Кинга –перьевая ручка Waterman. Писатель настолько влюблён в свою верную ручку, что даже уделил ей место в романе «Ловец снов». В примечаниях к роману Кинг заметил, что его ручка – «лучший в мире текстовый редактор». Писатель считает, что прикосновение к бумаге, ощущение ручки в руке и плавный ход чернил помогают ему приостановиться во время работы и как следует продумать каждое слово.

А вот Джордж Мартин долгое время использовал для работы печатную машинку и простую бумагу с ручкой. Но позже сделал выбор в пользу устаревшего ныне текстового редактора Wordstar 4.0, работающего на DOS. В интервью с Конаном О’Брайеном Джордж Мартин однажды рассказал, почему он пользуется таким «древним» компьютером: «На самом деле, мне это действительно нравится. Мой редактор делает всё, что мне нужно, он обрабатывает текст, а больше мне ничего от него не требуется. Мне не нужна помощь в освоении новых технологий, понимаете? Я терпеть не могу современные системы, в которых вы вводите буквы в нижнем регистре, а они сами по себе становятся заглавными. Не хочу я заглавные! Если бы я их хотел, я бы набрал их с самого начала! Я знаю, где находится клавиша Shift!»

Нил Гейман для создания сценариев предпочитает использовать компьютер, считая, что с его помощью текст удобнее редактировать. Но, как и Стивен Кинг, Нил Гейман предпочитает использовать перьевую ручку для создания своих рассказов и романов. Письмо от руки помогают ему сосредоточиться на работе и не отвлекаться. Гейман любит использовать ручки разных цветов, чтобы отслеживать свой ежедневный прогресс. «Хороший день – это когда мне удаётся написать более 1500 слов, это несложно, даже когда пишешь от руки», – говорит писатель.

Электронные устройства, приобретающие всё большую популярность, однозначно задают тон книгоизданию, но заменить собой традиционные бумагу с ручкой пока не способны. Но оба инструмента способны стать подспорьем в создании бестселлера. В конце концов, чем писать – не главное, главное, по-прежнему, вдохновение и мастерство.

Евгений Чикризов