• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Сад расходящихся тропок

Студент второго курса магистратуры «Литературное мастерство» и телеграм-блогер Сергей Лебеденко рассказывает о трендах в литературном «Телеграме».

Сергей Лебеденко
Фото: Анна Правдюк

13 апреля 2018 года Таганский суд Москвы удовлетворил иск Роскомнадзора о блокировке системы мгновенного обмена сообщениями (мессенджера) Telegram. Ведомство рассчитывало, что после блокировки пользователи покинут мессенджер-нарушитель; на деле же случилось обратное: после кратковременного оттока аудитория Telegram только увеличилась – соответственно, еще больше людей открыли для себя увлекательный мир телеграм-блогов.

Литературный «Телеграм» существует уже около трех лет. За это время, по данным TGStat Россия, в сервисе были зарегистрированы 922 канала о книгах.

Цель этой статьи – не предложить вам очередной список полезных литературных блогов. Число этих списков скоро догонит и перегонит число самих блогов (так что лучше обратите внимание на те, что опубликованы у нас на «Многобукв»). А я тем временем обрисую ситуацию с литературным «Телеграмом», какой она выглядит со стороны автора популярного канала. Еще дам пару советов, как выбирать каналы, на которые стоит подписаться, и объясню, что нужно и что не нужно делать, если вы сами захотите обзавестись каналом.

Как создавался город

С самого начала Telegram литературный создавали блогеры-энтузиасты. Они писали рецензии на книги – на проверенную классику и новинки книжного рынка – и постепенно набрали аудиторию, число которой превысило число просмотров у стандартной статьи литературного критика. Почему Telegram так быстро стал популярен? С одной стороны, этому способствовала гибкость и простота алгоритмов мессенджера: все каналы и сообщения в ленте расположены в хронологическом порядке; отсутствует возможность комментировать посты (что избавляет автора канала от необходимости участвовать в очередном утомительном холиваре), а сама лента организована таким образом, что Telegram комфортно просматривать с любого устройства. Вдобавок команда Дурова создала удобный текстовый редактор telegra.ph: только самые необходимые инструменты верстки, удобство для чтения, ночной режим. Все это способствовало тому, что в Telegram пришли непрофессионалы.

«Читатели не чувствуют дистанции, нет «высоколобости» и академичности, которой иногда грешат профессиональные критики. И это все хорошо, но думающей аудитории со временем захочется большего. Для многих каналов такое время или уже наступило, или вот-вот наступит, и автору важно удовлетворить интеллектуальную потребность своих читателей», – Марк Марченко, автор канала малой прозы и писательского ремесла «Вам, чтецам».

«Я всё думаю о том, что после заката ЖЖ подобной блог-платформы так и не появилось, а телеграм ближе всего по функционалу, и он ориентирован на текст, так что очень понятно, почему расцвет литературных каналов произошёл. Впрочем, много пользователей по-прежнему пользуются ЖЖ – читают, пишут; он все еще популярен как платформа» – Peppilongstock, филолог, автор канала @sense_catcher о цифровых гуманитарных исследованиях

Постепенно тематическое поле литературных каналов расширялось. Кроме авторских каналов о книгах появляются каналы о писательстве. В их числе – созданный в марте 2017 года «Хемингуэй позвонит» Егора Апполонова. Апполонов публиковал статьи о писательском мастерстве, публиковал рассказы начинающих авторов (а потом прекратил эту практику – «присылают много графомании»), проводил интервью с современными писателями о том, как они пишут, об их распорядке дня и секретах ремесла. Позже эти интервью легли в основу книги «Пиши рьяно, редактируй резво».

Личный взгляд, оригинальность подачи – залог успеха литературных каналов, у которых сначала было много недостатков. Каналы с рецензиями часто «копипастили» отзывы с лайвлиба, а каналы о писательстве наполняли посты советами из учебников сценарного мастерства, часто устаревшими.

Оба типа каналов перемешивались. Где-то жили своей жизнью каналы с аудиокнигами и бизнес-литературой, а затем в литературной ленте появились каналы литературных критиков и писателей: Константина Мильчина, Александра Гаврилова, Егора Михайлова, Шамиля Идиатуллина и других.  Как я уже упоминал, читатели блогов больше всего ценят оригинальный взгляд на чтение и личные истории – то, чего не хватает рецензиям в онлайн-изданиях или печатных журналах. В Telegram критики пользуются свободой самовыражения: если в рецензии критик скован журналистской этикой и стилем, в блоге он может высказываться простым языком и напрямую, иногда подшучивая над нелепицами коллег по блогингу.

Наконец, Telegram довольно поздно заметили пресс-службы издательств и литературных сервисов: «Эксмо», «Нового литературного обозрения», «Фантом Пресс», «Букмейта» и других. У себя они публикуют главным образом рецензии и критику о новинках, которые эти издательства выпускают, хотя и не только: к примеру, редакция «Букмейта» каждый день обнаруживает интересные материалы в зарубежном литературном интернете – почти как Лев Оборин для «Горького», только на более регулярной основе.

Возвращение литературных критиков

В итоге мир литературного телеграма стал настолько разнообразен, что авторы каналов начали жаловаться на пресыщение информацией. Несколько авторов даже перестали вести заметки о литературе, сосредоточившись на жизненных наблюдениях – их блоги теперь напоминают дневник.

Чтобы выделиться в этом море информации, каналу нужно предложить некую оригинальную концепцию. Раньше довольно популярными были каналы, которые в режиме онлайн писали роман или  рассказы. А можно выбрать такой угол зрения на книжные обзоры, который еще никто не применял. Как сделал, например, Александр Филиппов-Чехов, автор канала @bookhate: Чехов пишет разоблачительные посты и рецензии на книги, которые благосклонно приняли публика и литературная критика. Едкие замечания Чехова об историческом нон-фикшне Себастьяна Хафнера («История одного немца» и «Некто Гитлер») были опубликованы на «Горьком» и вызвали определенный резонанс в литературном интернете. Чехов сыграл на контрасте: пока Галина Юзефович и Анна Немзер тепло встречали перевод Хафнера, Александр в принципе усомнился в его компетенции как историка. Эпатаж работает: со скрипом, но работает.  

В итоге сегодня книжный телеграм представляет собой безбрежный океан, в котором сложно ориентироваться. Как выразился Александр Гаврилов: «С ума сойти – столько каналов о литературе. А когда же книжки читать?» Приходится констатировать, что сейчас поле литературных каналов, пережив блокировки и традиционную стагнацию сезона отпусков, относительно стабилизировалось. Вот здесь у нас рецензии, вот здесь перевод зарубежных статей о литературе, вот здесь новости, а вот здесь со смаком и красиво разнесут вашу любимую книгу.

Все огни – огонь

«Уже есть и еще сильнее засияют телеграм-звезды со своей повесткой, уникальным контентом и аналитикой. Усилится присутствие реальных звезд по модели Инстаграм-блогинга. Появятся новые интерактивные медиа, в которых соучастие читателей будет выше, чем сейчас.

Множество сюжетных игр зайдет в телеграм, причем не только чисто текстовых, но все с ветвлением сюжета и персонажами-ботами.

С другой стороны, останется часть «старорежимных» монолитных каналов - без комментариев, максимум с лайками.

Уверен, вырастет поколение телеграм-романов и вообще каналов с авторской поэзией и прозой» – Юрий Некрасов, писатель, геймдизайнер, автор канала «Страхи мужика»

«Мне кажется, телеграм идёт в сторону сплава буктьюба и лит.блогов жж. Рецензии – все еще база нашего контента. Развиваются коллаборации между каналами и технологии спонсорского контента. Мне кажется, скоро придут и теги. Тег на ютубе – это набор вопросов, на которые отвечают те, кого тегнули или ты просто решил, что это интересно сделать.

 Мы говорим о том, как мы читаем, как мы не читаем, всё чаще вижу посты про dnf (didn't finish), то есть недочитки, про то, что бросать книгу – это нормально, и авторы рассказывают, почему. Становится разнообразнее» – Лиса Ересь, автор канала foxherestuff.

Сергей Лебеденко