• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

«Мне важно, чтобы у истории была харизма»

Портал Многобукв готовит серию мини-интервью с финалистами конкурса Лицей. Это молодые литераторы, которые уже успели сказать свое слово в современной русской прозе. Открываем этот цикл интервью с Серафимой Орловой, финалисткой 2 сезона.

«Мне важно, чтобы у истории была харизма»

Серафима хорошо известна по своим пьесам и интерактивным проектам. Она со-руководитель кино-театрального объединения GoodWinЫ. Снимает короткометражные фильмы и ставит спектакли. По пьесам Серафимы поставлены пьесы «Аста», «Хочу по правде», «Парижская сказка». Лонг-лист «Любимовки-2014». Шорт-лист международного Биеннале современной драматургии «Свободный театр» (2016). Шорт-лист премии «Книгуру» (2018). Лауреат премии имени В. П. Крапивина (2018). Участник лаборатории театра «Практика» — «Практика постдраматурга» (2018-2019). 
В 2019 пьеса Серафимы Орловой «Про город» поставлена на сцене Омского государственного Пятого театра. В 2018 Серафима издает свою повесть «Голова-жестянка», и текст сразу же находит своего читателя. Сейчас она работает над адаптацией книги в сценарий, повестью заинтересовались кинопродюсеры. Портал Многобукв решил задать Серафиме несколько вопросов о творчестве и не только.

1.Вы пришли в литературу из театра – расскажите, как помогает опыт драматурга? А может, наоборот, мешает? 
Драматургия такая же литература, как и прочие виды, поэтому не могу сказать, что пришла в литературу из театра. Я не вижу ни малейшей причины не читать пьесы, а только смотреть их в театре. Призываю всех это делать. Современная драматургия — поле свободы, максимального эксперимента в тексте, запрещенных или боязливо обойденных в отечественной прозе тем, языка. Ее очень легко найти в сети в свободном доступе, просто читайте крупнейшие конкурсы вроде Любимовки или Ремарки, у них свои библиотеки на сайтах. Пьесы читать совсем несложно, и это развивает воображение. Опыт драматурга в прозе полезен, особенно слух на монологи и диалоги. 

2. В одном из интервью вы сказали, что «Голова-жестянка» — довольно автобиографичный текст. Как думаете, где та грань, когда автор может использовать собственный опыт, а когда необходимо приукрасить, усложнить или упростить личный опыт (и есть ли эта грань вообще)? 
Кажется, Дмитрий Воденников говорит: стихотворение должно быть таким, чтобы было стыдно дать почитать маме. Иногда сила личного опыта, вплетенного в повествование, насыщает текст атомной энергией, сильнейшей и разрушительной при неумелом обращении. Читатель такое сразу чувствует. Главное — не давать читать прототипам. Или хотя бы прикрыться примечанием: все персонажи вымышлены, совпадения с реальными лицами случайны. Если у вас не автофикшн, конечно. Баланс может быть каким угодно, главное, чтоб и текст получился, и с дубьем вас потом не подкарауливали, или сразу нанимайте телохранителя. В «Жестянке» большинство прототипов в курсе, что они там есть, и, похоже, им это приятно. 

3.Расскажите про работу с продюсерами и экранизацией. Вы сами адаптируете текст, сильно ли поменяются любимые герои? Есть ли что-то в тексте, от чего вы точно не откажетесь никогда, а чем можете пожертвовать? 
Я сама работаю над сценарием. Мне важно, чтобы у истории была харизма, чтобы она не стала мягкой, осталась колючей и жесткой. 
Мне бы не хотелось, чтобы герои менялись, да и команда фильма хочет сохранить дух книги. Какие-то побочные линии, может, уйдут. Главная редактура будет, когда фильм дойдет до съемочной площадки, там уж придется кое-что приладить под обстоятельства. Постараемся аккуратно. 

4.«Голова-жестянка» – очень успешный текст, все критики подчеркивают его актуальность и важность именно теперь. В процессе работы бывали ли моменты, когда вам казалось, что вы зашли в тупик? Что это не то, о чем хочется писать? Или идея произведения всегда вас «подогревала»? 
Да, был момент увязания — кажется, это случилось перед самым фатальным столкновением Жени и Приходько. Мне не вполне было ясно, куда я веду, план работы перестал устраивать, и я отложила работу на несколько месяцев. За это время успела написать пьесу «Аста», которая тоже вызревала года три. А затем вернулась к «Жестянке», и вдруг герои вырулили в ситуацию, которая меня шокировала. После этого я не теряла интереса до самого конца. 

5. И совет для тех, кто пока только начинает свои шаги – как научиться писать каждый день и нужно ли это? Ведете ли вы дневники и ежедневные записи? Есть ли у вас ритуалы для писательства? 
Я не пишу каждый день и не вижу такой необходимости. Зависит от того, вы внутри текста сейчас или на стадии сбора материала. Если внутри текста, тогда хотя бы страницу в день. Но, вполне возможно, вы не собрали еще всё, что нужно для работы. Здесь важно найти баланс, сбор материала — лучшая часть работы, ведь, пока это у вас в голове, всё идеально. Лучше не рассказывайте своих задумок — они могут наскучить до воплощения. Ритуалы, по-моему, лучше не выстраивать, попадешь в зависимость, и его неисполнение станет поводом прокрастинировать. Джефф Вандермеер в «Книге чудес» хорошо об этом написал. Кстати, рекомендую — это один из лучших, по моему мнению, учебников писательского мастерства.

Прочесть повесть Серафимы «Голова-жестянка» можно на сайте премии.

Гаянэ Абрамян