• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Не все благополучно в киношном королевстве

В первом выпуске нашей колонки мы решили поговорить о «Дюне», самой ожидаемой премьере месяца, экранизации романа Фрэнка Герберта. «Дюна» столкнула лбами и кинозрителей, и всех пишущих-читающих.

Не все благополучно в киношном королевстве

https://dune.warnerbros.ru/gallery

«Дюна» режиссера Дени Вильнева вошла в список самых ожидаемых премьер этого года. Изначально фильм должен был появиться на больших экранах в декабре 2020, но из-за пандемии выход перенесли на 2021. 

3 сентября картину наконец представили в рамках программы внеконкурсных показов Венецианского кинофестиваля, а в российский прокат «Дюна» вышла уже 16 сентября. Сейчас мировые сборы фильма составляют 37,9 млн. долларов, а в России он стал самой кассовой премьерой месяца. «Дюна» проехалась катком по зрителям и кинокритикам, которые уже на Венецианском кинофестивале неизбежно разделились на тех, кого картина покорила, и тех, кто в ужасе сбежал из кинотеатра. Ясно одно — новый фильм Вильнева не оставил никого равнодушным. 

«Дюна» — экранизация одноименного романа (публиковался в 1963-1965) американского писателя Фрэнка Герберта. В центре повествования — Пол Атрейдес, наследник дома Атрейдесов, который вместе с семьей прибывает на пустынную планету Арракис. После военного переворота Пол оказывается в пустыне, среди вольного народа, фрименов, и начинает открытое противостояние дому Харконненов, захватившему власть на Арракисе, и империи в целом. Вселенная Герберта представляет далекое будущее, впрочем, довольно архетипичное для фантастической литературы. Тем не менее мир «Дюны» многослоен, проработан до мелочей, отчего экранизация произведения превращается в задачу со звездочкой. Экранизировать роман пытались уже несколько раз: Алехандро Ходоровски около пяти лет готовился к съемкам, которые так и не состоялись, в 1984 вышел провальный фильм Дэвида Линча, в 2000 — мини-сериал Джона Харрисона, а с 1992 по 2001 вышло несколько компьютерных игр по мотивам вселенной Герберта, завоевавших безусловную любовь аудитории. Многие даже согласны с мнением Ходоровски, что из «Дюны» Герберта невозможно сделать хорошее кино, слишком уж неподъемная задача. Но Вильнев все же попытался. 



Двойственность «Дюны» настигла меня уже в кинотеатре: пока я, не отрываясь и почти не двигаясь, пялилась в экран 2,5 часа, мои друзья умоляли убить их на месте и завершить эти мучения. Пора разобраться, из-за чего, собственно, столько противоречий? 

Есть несколько моментов в фильме, которые произвели практически на всех одинаково хорошее впечатление. Во-первых, «Дюна» — невероятно красивое кино, и режиссер с особым вниманием подошел к композиции кадров и цветокоррекции. Пасмурные оттенки пейзажей Каладана, блеск специи в песке и синие глаза фрименов, слепящее (вызывающее практически физический дискомфорт) солнце Арракиса, но ведь таким и должно быть солнце в пустыне? Художники по костюмам Жаклин Уэст и Роберт Морган тоже проделали колоссальную работу: каждый конденскосютм, который носили практически все актеры, состоял из более чем сотни деталей. При этом стояла задача придумать костюмы для трех абсолютно разных миров. Во-вторых, музыка Ханса Циммера не просто передает атмосферу каждой из планет, она погружает зрителя в своеобразный транс, пробирает до мурашек, во многом благодаря безупречной работе со звуком фильм производит «вау эффект». Композитор много экспериментировал, и, как он говорил в интервью, они постарались сделать нечто абсолютно новое, под стать масштабам книги. В-третьих, каст. Тимоти Шаламе справился с ролью Пола Атрейдеса, по словам самого Вильнева, юная внешность, но зрелый, мудрый взгляд стали одной из причин, почему Тимоти так идеально подошел на эту роль. Конечно, нельзя не упомянуть игру Оскара Айзека, Ребекки Фергюсон, Зендаи, Хавьера Бардема, Стеллана Скарсгарда, Джейсона Мамоа, Шарлотты Рэмплинг и других.

Но где же разногласия? Больше всего Вильневу досталось именно за сюжет. Экранизация охватывает лишь часть первой книги Герберта и заканчивается… Ничем она не заканчивается, обрывается довольно резко. Отсутствие внятной кульминации, а также «вялое» течение сюжета в фильме с таким внушительным хронометражем и ставятся в пику режиссеру. Возможно, проблема кроется именно в ожиданиях зрителей — ждали не того, что «Дюна» изначально могла им дать. Фильм представляют как самый ожидаемый блокбастер. Но сам термин «блокбастер» сильно заточен на зрелищность, которая во многом и обеспечивает коммерческий успех проекту. Зрелищность зачастую переплетается с экшеном, и если в несоответствии первому критерию «Дюну» нельзя обвинить, то с экшеном дела обстоят куда хуже. Некоторым зрителям не хватило именно действия. Здесь стоит притормозить и отметить, что Вильнев идет довольно близко к тексту Герберта, поэтому с событийной точки зрения показывает зрителю ровно столько, сколько необходимо в рамках выбранной для экранизации части текста. 



Почему бы не выкинуть половину сцен и не схлопнуть сюжет? Ведь так часто делают с экранизациями, чтобы на выходе получился законченный и понятный фильм. Действительно, в зависимости от вида экранизации оригинальный книжный сюжет могут сильно переработать. Однако необходимо помнить о двух моментах: специфике «Дюны» и о том, что писатели и режиссеры для общения с аудиторией используют разные инструменты. Книги мы читаем, а фильм смотрим, поэтому в фильме глубина иногда сокрыта в деталях — не только в сюжете и диалогах, но и в тех нюансах, которые режиссер вплетает в повествование на экране. Далее мы натыкаемся на первую особенность. В книге о мире мы узнаем благодаря нелинейной хронологии, читатель как бы оглядывается на события прошлого, мы читаем отрывки из разных документов, в конце концов, там есть глоссарий и дополнительные приложения. Теперь представим, что режиссеру нужно не только рассказать историю, чтобы всем понравилось, но и объяснить зрителю, как устроен авторский мир Герберта, причем Вильнев хотел, чтобы «Дюну» могли смотреть и те, кто книгу не читал вовсе. Еще и хронометраж поменьше, пожалуйста. Режиссер принимает решение следовать содержанию книги, благодаря этому мы видим Каладан, Арракис, военный мятеж, выживание в пустыне, фрименов, червей. Если бы Вильнев сильно переработал сценарий или урезал хронометраж, мы бы лишились какой-то важной части картины. Наконец, еще перед Ходоровски поставили ограничение — не больше 1 часа и 50 минут, в то время как сам режиссер рассчитывал на 15 часов хронометража. Выходит, Вильнев еще помелочился. 

К тому же, не стоит забывать, что в тексте Герберта есть и сильные, и слабые моменты, которые делают «Дюну» классикой фантастической литературы. Перечитывая роман спустя много лет, я не испытала былого восторга, более того, во второй раз мне стало казаться, что в книге сильно больше моментов, которые меня смущали. При глобальности замысла автора и невероятной проработанности мира — неживые, странные диалоги (и в переводе, и в оригинале), персонажи действуют в заданных декорациях, но и им будто не всегда хватает глубины. Самые ценные подтексты романа вписаны опять же в мир, а не в героев. Все это, безусловно, не умаляет значения произведения Герберта для литературы, особенно фантастики, но создает дополнительные препоны для тех, кто пытается экранизировать роман. Ведь кино, в отличие от книг, не прощает отсутствие человеческой истории, объектов для сопереживания. На мой взгляд, Вильнев преуспел в этом. Например, в Чани, которую играет Зендая (кстати, многим Зендаи было мало, хотя я не понимаю, как ее на данном этапе сюжета может быть еще больше), чувствуется заявка на сильного и интересного персонажа, а не просто верной спутницы Пола. Чани замечательная, но в книге, во всяком случае, в первой книге, по которой и снят фильм, она все-таки «за» своим возлюбленным и выполняет ясную и простую функцию боевой подруги, девушки из фрименов, ради которой Пол готов отказаться от многого (спойлер — но не всего). Думается, если второй части все-таки быть, Зендая познакомит зрителя с совершенно удивительной Чани. И подобных доработок характеров в фильме достаточно на всех уровнях. 

Так что же лучше — монотонная «заявка» на полноценный фильм с обрубленным хвостом или хорошо укампанованная в привычные рамки кинематографа история, но складная и понятная? Однозначного ответа здесь быть не может, потому что речь идет скорее о вкусовых предпочтениях. «Дюна», конечно, не для всех, она ломает и выворачивает устаканившиеся критерии многобюджетного кино. Тем не менее Дени Вильнев дал новую жизнь великому фантастическому роману. Возможно, мы еще увидим вторую часть, и в связке эта история зазвучит по-другому. 


Яна Москаленко