• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Гузель Яхина провела творческий вечер в Высшей школе экономики

«Мне хотелось, чтобы роман сначала читался от начала до конца, а потом перечитывался»

Роман «Дети мои» – долгожданный подарок для почитателей таланта Гузель Яхиной, дебютировавшей с романом «Зулейха открывает глаза» три года назад (М.: АСТ, Редакция Елены Шубиной, 2015).

Писатель рассказала о сложностях, с которыми ей пришлось столкнуться при работе над вторым романом. В первую очередь, Гузель Яхина боялась попасть в зону притяжения первой книги. Автор рассказала, что многие месяцы работы были посвящены борьбе с ключами, подобранными к первому роману, и поиску индивидуального стиля второго. Переломным моментом стала поездка в Саратовское Поволжье, которая помогла почувствовать атмосферу тех мест.

Второй трудностью было выстраивание структуры романа и необходимость совмещения сюжета с реальными историческими событиями – так, чтобы исторические события подталкивали драматургию.

Вымышленный сюжет романа тесно переплетен с историческими событиями на Поволжье первой трети ХХ века. При работе над романом изучалось огромное количество мемуаров, газет того времени, научных работ, посвященных жизни немцев Поволжья. Большое воздействие на автора оказал черно-белый фильм 1927 года про раскулачивание Поволжья – «Мартин Вагнер».

Источниками авторского вдохновения стали полотна Брейгеля, Босха, Петрова-Водкина. Особенно писатель отметила картину Якова Вебера «Под лед».

В процессе изучения материалов и продумывания структуры изначальный замысел романа сильно изменился: Яхина отказалась от темы депортации, чтобы книга не получилась черно-белой, где все «до» – хорошее, и все «после» – плохое. Татарский мальчик, задуманный как главный герой, сменился поволжским немцем, преподавателем немецкого языка. Автор сказала, что роман посвящен дедушке, который был учителем немецкого языка.

В центре романа находится судьба классического маленького человека русской литературы. Хотя он робок и несмел, но именно его интровертность, скрывающая бушующие душевные страсти, обеспечивает внутреннее напряжение в романе. Образ главного героя выражает суть молчащего поколения, боявшегося сказать правду, чтобы не повредить своим детям.  


Писатель ответила на многочисленные вопросы слушателей. Делимся с читателями «Многобукв» ответами на некоторые из них.

– Почему герои названы именами известных немцев?

– Мне хотелось, чтобы они отсылали к немецкой культуре. Это также подчеркивает, что мои герои – «маленькие люди», в отличие от их знаменитых тезок. Конечно, были опасения, не китч ли это. После отрицательного ответа от людей, которым я доверяю (российских и немецких читателей), решила использовать такие имена.

– Для чего в романе появляется магический, сказочный, флер и дано большое количество комментариев?

– Мне хотелось, чтобы роман создавал ощущение сказки и воспринимался по-разному: как реалистический при приближении к нему, и как магический – при отдалении. Сказки вымышленные – это метафора советской сказки, в которую люди долго верили и считали, что она сбудется, но были в конце концов разочарованы.

Комментарии же даны для того, чтобы читатель понимал: перед ним не развесистая клюква, а текст, имеющий основание, правдивую историческую фактуру. Эпилог, написанный сухим, документальным языком, также призван вытащить читателя из сказочного и показать, что речь в романе шла о реальных событиях.

– Какой смысл вы вкладывали в главы о Сталине?

– Это тема отца и приемных детей: «отца народов» и самого немецкого народа, который вождь не понимал и не любил. В книге отражены несколько периодов на временной шкале, когда Сталин был очень близок к немцам Поволжья, принимал важные решения касательно их судьбы.

– Почему многие авторы обращаются к истории?

–  Для меня это, прежде всего, желание осмыслить эти события, хоть немного понять что-то про наше прошлое. Посмотреть на связь этого прошлого с тем, что волнует нас сегодня: к примеру, в «Детях моих» одна из ключевых тем – тема молчащего поколения. Также историческое отдаление позволяет нарисовать историю в мифологическом ключе – рассказывая о современности, это сделать гораздо сложнее.

– Будет ли экранизироваться роман «Зулейха открывает глаза» и не боитесь ли вы этой экранизации?

– В настоящее время на Каме (которая будет «играть роль» Ангары) ведется строительство поселка, где пройдут съемки восьмисерийного фильма о Зулейхе. Я понимаю, что в процессе написания сценария и съемок произойдут отклонения от романа, мне может что-то не понравиться, но уверена, что зритель сам во всем разберется. Кроме того, экранизация может привлечь и новых читателей к книге.

– Думаете ли вы над новым романом и позволите ли себе отдых после окончания предыдущего романа?

– Пока идет период встреч с читателями, презентаций романа «Дети мои». Но, конечно, я думаю над идеей новой истории.

– Выбирали ли вы издателя для вашей первой книги «Зулейха открывает глаза» или оно выбрало вас?

 - Меня выбрало издательство Елены Шубиной. Елена Даниловна – личность легендарная на российском литературном рынке. Если вы видите на книге значок РЕШ – не сомневайтесь, это хорошая книга. 

– Как вы справляетесь со славой?

– Осознание внутренней ценности человека не должно зависеть от внешней оценки. Я разделяю внешнюю жизнь (поездки, общение с читателями, интервью) и внутреннюю – семью и работу. Все внешнее стараюсь оставлять на пороге дома.

Юлия Дудник