• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Пауло Скотт: «Литература – не место для пропаганды социальных ценностей»

Этим летом выпускница «Литмастерства» Елена Тулушева побывала в Шанхае в литературной резиденции «Shanghai Writing Program», в рамках которой писатели со всего мира делились обменивались опытом. В новом интервью бразильский поэт и прозаик Паоло Скотт рассказал, почему оставил профессию ради писательства и как в Бразилии учат creative writing

Пауло Скотт: «Литература – не место для пропаганды социальных ценностей»

Пауло Скотт – бразильский поэт и прозаик, преподаватель creative writing и политический активист. Он проводил лекции и выступал с семинарами не только по всей Бразилии, но также в Мексике, Португалии, Германии, Великобритании и США. Его книги получили несколько крупных премий, были переведены на английский и даже становились сценариями для кино. Мы встретились с Пауло в Шанхае в рамках «Shanghai Writing Program» и поговорили о том, каково это – быть писателем в другой части света.


Пауло, твой жизненный путь наполнен яркими событиями, переменой мест, профессий, ролей. Ты помнишь момент, когда решил стать профессиональным писателем?

В детстве я очень много читал. Потом в двенадцать я написал первое стихотворение. В пятнадцать я уже писал достаточно часто, но не задумывался о публикациях. И только когда мне исполнилось тридцать четыре, и я был востребованным адвокатом с большой частной практикой, я решил опубликовать первую книгу – поэтический сборник, под псевдонимом Эльродрис. 

До сорока лет я не задумывался о выборе между профессией и писательством, оба вида деятельности казались мне значимыми и вполне совместимыми. А в какой-то момент я решил попробовать оставить юридическую карьеру и переехать из родного Порто Алегре в Рио-де-Жанейро, чтобы попробовать стать профессиональным писателем, без отговорок о нехватке времени для творчества из-за основной профессии. 

 

Ты говорил, что ощущаешь себя больше поэтом, однако пять твоих романов опубликованы, они завоевали несколько национальных и международных премий. The Guardian одобрительно писала о твоем романе Nowhere People («Люди без места»). Если говорить в целом о твоей прозе, как бы ты охарактеризовал ее?

Мои книги в основном посвящены теме идентичности, поиска своего «я». Мои герои стремятся познать себя и друг друга. При этом они часто находятся в переломном моменте жизни, порой в каких-то экстремальных ситуациях, часто созданных ими самими же.

Интервью Елены Тулушевой с итальянским писателем Габриэлем Ди Фронзо читайте по ссылке

В студенческие годы ты был оппозиционным активистом, потом адвокатом. Профессиональный опыт безусловно ценен для творчества, но бывает ли, что ты ощущаешь его давление, некую фокусированность на конкретных социальных темах: справедливости, закона, честности?

Знаешь, изучение юриспруденции дало мне некую базу для понимания механизмов работы общества, но я не считаю, что это ограничивается вопросом гражданских прав. У меня есть роман, выстроенный исключительно на теме духовного одиночества, не затрагивающий социальные вопросы вовсе. Но в целом полагаю, что это действительно отличительная черта моей прозы: некая детерминированность социальной проблематикой. Я стараюсь быть деликатным в своих романах, не превращать их в пропаганду тех ценностей, которые значимы для меня как для адвоката и правозащитника. Я не верю в литературу как пропаганду социальных ценностей писателя.

Прежде всего, ты должен написать хорошую историю, базирующуюся на общечеловеческих ценностях и вопросах, таких как любовь, страх, смерть, надежда, одиночество, личность.

Как преподаватель литературного мастерства, на чем ты делаешь акцент в упражнениях для студентов?

Обычно я фокусируюсь на упражнениях, связанных с выбором и формированием образа протагониста, с тем, что должно двигать сюжет, удерживать внимание читателя.

Одно из упражнений, которое я регулярно даю студентам, заключается в том, что воссоздать профиль по-настоящему одиозной личности, сконструировать отвратительного героя, к которому невозможно испытывать эмпатию. После этого я прошу студентов написать этюд, в котором этот персонаж – главный герой. Это очень эффективный способ вытащить начинающих писателей из зоны комфорта, потому что

литература в основе своей и есть способ покидать зону комфорта.

А что бы ты посоветовал начинающим писателям в России? Есть ли техники для развития мастерства или для повышения веры в себя?

Читайте больше, учитесь читать по-настоящему. Обязательно читайте не только то, что вам нравится. И обращайте особое внимание на поэзию, это действительно развивает.

 

У тебя всегда есть идеи в запасе, о чем хочется писать или тебе знаком опыт неких творческих кризисов, опустошения?

На мой взгляд, лучший способ преодолеть кризисы – это чтение и длинные прогулки. К счастью, я редко сталкиваюсь с проблемой отсутствия идей. Я вижу больше трудностей в процессе саморедактирования: писатель должен чувствовать, в какой момент надо удалить целый эпизод, тематическое ответвление или даже героя. Бывают герои, которые своей харизмой могут навредить истории, перекрыть собой других ее участников.

 

Здесь, в Шанхае, мы много говорим о литературных вкусах, спорим о книгах. Есть ли у тебя какие-то предпочтения в русской литературе?

Я люблю прозу Чехова. Этот писатель многому меня научил: он может установить мгновенную связь с читателем, уже с первых строк появляется ощущение, что читаешь что-то действительно стоящее.

 

А теперь наша постоянная рубрика – игра в ассоциации. Я называю чувство, ты говоришь, какой автор ассоциируется у тебя с этим чувством.

Одиночество – Жан Поль Сартр

Восторг – Антон Чехов

Меланхолия – Вирджиния Вульф

Гнев – Альбер Камю

Смущение – Джон Максвелл Кудзее/ Маргарет Этвуд 

 

Елена Тулушева