• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Лиза Хейден: «Бестселлером может стать даже неформат»

Американская переводчица современной русской литературы – о статусе переводчика в США, о любимых книгах и о том, какие русские книги стали бестселлерами на западе

Лиза Хейден: «Бестселлером может стать даже неформат»

Фото: Ben McCanna

Лиза Хейден занимается переводом художественных текстов с русского на английский уже около двенадцати лет. В ее послужном списке девять романов, а также сборники рассказов и пьес. В числе авторов, с которыми сотрудничала Лиза: Марина Степнова, Евгений Водолазкин, Татьяна Толстоая, Гузель Яхина. Мы обсудили с Лизой ее работу, любимые тексты и переводческие стратегии, а также популярны ли русские тексты на западе.


Как вы начали изучать русский язык? Что вас сподвигло?

Мне уже в детстве стало интересно больше узнать про Совестский Союз. (Дело было в семидесятых). Хотя я читала русскую литературу и дома, и в школе – мы изучали Чехова и Достоевского, плюс я ещё очень любила сказки про Бабу Ягу – у меня не было возможности заняться языком. Я начала учить язык только на втором курсе университета, уже после того, как я послушала лекции по русской истории. Все это было жутко интересно, и я поняла, что для большего погружения мне нужно знать и язык.

 

Какова специфика перевода с русского на английский? В чем главная сложность?

Я бы не сказала, что есть какая-то специфика в переводе с русского на английский. Да, есть разница (причем достаточно большая) между русским и английским языками, но для меня важнее и сложнее – передача стилистики каждого автора и каждого произведения. Моя цель – найти английский «голос» для русского текста, чтобы его как бы переписать. 

 

Расскажите о первой книге, которую вы перевели с русского 

Можно по-разному считать, какая книга была первой, так что давайте возьмём «Женщин Лазаря». Тут у Марины Степновой яркий, образный язык, история, плюс ещё элементы семейной саги, хотя тут семейная сага нашего времени и времени, скажем, моей бабушки! В этом романе было много сложного для перевода, но я полюбила его с первого прочтения, так что даже разобраться со всеми этими сложностями было огромным удовольствием. У меня было так много вопросов, что я стала сотрудничать с русской коллегой – она тоже Лиза (Прудовская) и она до сих пор мне помогает с каждым текстом. Ещё хочу сказать, что «Женщины Лазаря» заставляли меня плакать с каждым новым чтением. (Дело как раз в эмоциях героев, а не из-за трудностей перевода!) Были случаи, когда приходилось отложить работу на следующий день. 

 

Расскажите о своем переводческом опыте. Сколько книг вы перевели, что это были за книги? 

Я перевела девять романов плюс ещё пьесы и рассказы, которые изданы в сборниках. Все эти произведения очень разные, так что невозможно вкраце обяснить, что за книги, но могу сказать, что я перевожу только книги, которые я полюбила и с которыми хочу провести много времени. Очень важно, чтобы они были крепко построены, чтобы у каждой книги была уникальная внутренняя логика текста. В процессе перевода замечаешь и узнаёшь очень много о произведении и его авторе. 

 

Есть ли у вас любимые тексты и тексты, с которыми было тяжело?

Конечно есть тексты, которые ближе мне, но они все интересные, иначе я не согласилась бы их переводить! В каждом тексте свои уникальные элементы и голоса, и в ходе работы я всегда очень много узнаю и начинаю лучше понимать то, как он устроен. Правду сказать, они все тяжелые. Перевод вообще очень трудное дело. Есть моменты, когда всё кажется просто, но стоит только перечитать черновик, чтобы понять, что что-нибудь – тон, выбор слова, идиома – не то. Так что перевод нужно исправлять, переписывать. Много раз. 

Пользуется ли в Америке спросом современная русская литература? Если да, то произведения каких авторов?

Я наверное слишком близко к этому вопросу, чтобы дать толковый ответ! Если про личный опыт, меня приятно удивляют отклики на переводы Водолазкина. Перевод «Лавра», например, читается и даже (уже!) перечитывается, что очень радует. Я помню, что одна книга рассказов Людмилы Петрушевской (в переводе Кита Гессена и Анны Саммерс) попала в бестселлеры. Обычно считается, что рассказы плохо продаются, так что факт успеха этой книги даёт надежду, что хорошая книга может победить, даже если она якобы «неформат».

 

Есть ли у вас любимая книга на русском языке, которую вы бы мечтали перевести?

Мне очень понравились «Отдел» Алексея Сальникова и «Чертово колесо» Михаила Гиголашвили. 

 

Есть ли книги, за перевод которых вы бы не стали браться?

Да, я очень часто отказываюсь от предложений. По разным причинам. Я всегда читаю книги перед тем, как браться. Если не полюблю её (такая «любовь», конечно, имеет разные виды) и если не услышу её голоса, то будет отказ. Без любви в переводе не будет души. 

 

Можете ли вы сказать, что пользуетесь какой-то стратегией перевода? Например, при переводе вы пользуетесь принципами «foreignization» (сохранение изначального слова и культурного контекста) или «domestication» (то есть удлинение перевода ради передачи смысла – прим. Многобукв)?

И да, и нет. Каждое произведение имеет свою логику, голос и уникальную специфику, так что обычно получается, что в переводе будет смесь и того и другого – пропорция зависит от самого текста. Я достаточно интуитивно работаю, так что я особо не думаю, скажем, «бац, вот это самое место для foreignization!» я просто добросовестно работаю, выбирая слова и выражения, которые, как мне кажется, отражают дух и значение русского текста. 

 

Можете ли вы назвать какие-либо образцовые переводы с русского на английский или с английского на русский? 

Это дело вкуса! Переводы с английского на русский я не знаю, ведь не читаю переводы русских коллег. Другое дело, что они иногда рекомендуют книги американских авторов, иногда даже кого-то из моего родного штата! 

Очень не хочется выделять одного или даже нескольких переводчиков – все мои знакомые добросовестно работают, и я их очень уважаю. Это для меня главное, тем более что все мы работаем по-своему и издательства тоже имеют свои уникальные требования к переводам. 

 

Как устроена работа переводчика в США? Переводчик работает постоянно с одним издательством или берет заказы на перевод книг в разных местах? 

И так, и так. Мы часто переводим книги для разных издательств, но чаще переводчик сотрудничает только с одним из них. Я перевела шесть книг для английского издательства Oneworld, но переводила ещё в трёх издательствах.

 

Преподают ли художественный перевод в университетах?

Да. Сейчас есть разные программы для переводчиков. Я сама только один семестр участвовала в таком семинаре. Это было давно, и вел его профессор русской истории, который переводил стихи в свободное время. Это как раз тот самый, который так интересно читал лекции по истории России (особенно о революции), что я решила заняться русским языком.

 

Насколько заметна и публична фигура переводчика в США?

Если переводчик занимается только переводами, то обычно не очень. Это меня не огорчает: один знакомый однажды шутил, что я отшельница, что не так далеко от правды. (Сейчас, с карантином и самоизоляцией, это даже очень хорошо). Для меня важнее всего, чтобы рецензенты, например, не забыли указать переводчика в своих рецензиях.

 

Алена Фокеева